| | | | | | | | | | | |
Ru  En  De  
На базе Делового полимерного парка на площадке ОАО по переработке пластмасс
им. «Комсомольской правды», Санкт-Петербург, Смолячкова 4/2
Тел. +7 812 542 15 21, т/ф +7 812 542 71 48, assistant@kp-plant.ru
 
Новости События Встречи
01 мая 2018
18 апреля 2018
17 апреля 2018

Региональный кластер - система взаимосвязанных технологической и территориальной общностью предприятий, организаций, инфраструктурных объектов, финансовых институтов, научно-исследовательских, внедренческих и инвестиционных фирм, обеспечивающая оптимальное функционирование всех структурных элементов на основе инновационных продуктов и технологий.

(выдержка из "Концепции развития промышленного комплекса Санкт-Петербурга на период до 2020 года")

 
Всё наоборот
 

 

ВСЁ НАОБОРОТ
Сергей Цыбуков: «Если среда и система не дают новых идей и проблемы не решаются инновационными методами, а происходит банальное латание дыр, то продвинутые предприятия оказываются невостребованными»
Сергей Цыбуков
Сергей Цыбуков
Фото: архив «Эксперта С-З»

Если российские университеты хотят создавать продукты с высокой добавленной стоимостью за счет интеллектуальной составляющей, они должны своими силами формировать необходимую инфраструктуру – от бизнес-инкубаторов до маркетинговых подразделений, анализирующих ниши, перспективные для научных разработок.

Ректор Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (НИУ ИТМО) Владимир Васильев приводит в пример стартап-акселераторы, которые создаются при участии университета: «Инновации – сфера деятельности молодых. Роль государства в поддержке новых проектов в сфере высокотехнологичного бизнеса должна усиливаться, в том числе акцент нужно делать на создании эффективных инструментов, позволяющих финансировать предпосевные и посевные стадии стартапов. Необходимо наладить обмен с лучшими мировыми практиками, и у Петербурга с учетом его геополитического положения и близости к прогрессивным европейским странам есть шанс стать российским инновационным хабом, – считает Васильев. – Поэтому есть острая потребность в формировании четкой концепции, опирающейся на воспитание и подготовку молодых специалистов, юридическое сопровождение проектов, финансовую поддержку. Бизнес тоже не может оставаться в стороне в части инвестирования в будущие кадры и создание инновационной инфраструктуры. Инициатива должна исходить от обеих сторон». О том, как сотрудничество государства, вузов и бизнеса позволяет создавать инновационную инфраструктуру и как кластерный подход может обеспечить рыночную конкурентоспособность высокотехнологичных продуктов, «Эксперту С-З» рассказал президент Завода имени «Комсомольской правды» (КП) Сергей Цыбуков.

– Созданный при вашем участии полимерный кластер сегодня входит в инновационно-технологический кластер машиностроения и металлообработки Санкт-Петербурга. По вашему опыту, что является основой эффективной работы кластера инновационной направленности?

– Прежде всего нужна среда, в которой рождается кластерная инициатива. В советское время существовали НПО – своеобразные прообразы кластеров, но они создавались «сверху». Как показывает опыт, необходима некая экосистема, где потребность в создании кластера возникает естественным путем. Специфика полимерной отрасли такова, что она объединяет множество не связанных напрямую бизнес-процессов и требует межотраслевых коммуникаций для выпуска конечного продукта. В нашем случае экосреда сформировалась на базе делового полимерного парка, работающего на площадке КП.

Второе непременное условие – наличие серьезной информационной структуры. Во всем мире эту функцию выполняют технологические платформы. В рамках нашего кластера уже не первый год идет работа над такой информационной базой, в которую закладываются данные по всем проведенным НИОКР, о применяемых и внедренных технологиях, оборудовании, бизнес-планах, бизнес-моделях, методиках и т.д. Мы понимали, что рано или поздно будем интегрированы, с одной стороны, в российскую технологическую платформу, а с другой – в европейские, поэтому заказали в НИУ ИТМО разработку высокотехнологичной информационной платформы, которую, надеюсь, в перспективе будут использовать и другие отечественные кластеры.

Глобальные вызовы

– Инновационный кластер не может функционировать без качественной инфраструктуры, а она требует немалых инвестиций...

– Да, инновационная инфраструктура – это третье непременное условие, а создается она под глобального заказчика. В нашем случае это был Центральный научно-исследовательский институт имени академика А.Н. Крылова (ЦНИИ имени А.Н. Крылова), заказавший нам разработку антиобледенительных деталей и покрытий. Когда была поставлена задача создания арктического флота и обозначились основные цели в рамках этого проекта, сразу возникла потребность в новых технологиях, новом осмыслении, и теперь мы работаем в рамках государственной целевой программы. В итоге на площадке КП на средства федерального, регионального бюджетов и нашего кластера организован Центр прототипирования изделий из композиционных материалов и нанесения покрытий. На базе этого центра НИУ ИТМО выполнил интегрирование всех ИT-систем.

Следующему заказчику, РЖД, нужно было разработать технологию производства карликовых и мачтовых светофоров для высокоскоростных магистралей. Была поставлена задача при создании этих устройств перейти с металлического корпуса на пластик и со стеклянных линз на пластиковые. НИУ ИТМО провел необходимые расчеты, в результате естественным этапом развития стал Центр оптических технологий и точного литья.

Наконец, был создан Центр зеленых технологий – уже под заказ «Водоканала Санкт-Петербурга». Когда предприятие решило произвести комплексную реформу своих сетей, возник вопрос о внедрении инновационных технологий покрытий. «Водоканал» выделил средства на проведение НИОКР, и возник центр. В рамках этого проекта мы сотрудничаем с Национальной академией наук Белоруссии и Сибирским отделением РАН.

Вот вам и механизм Triple Helix – тройная спираль в действии. Есть кластер, вузы, РАН – и есть государство, которое стимулирует эти сферы.

– Во всех перечисленных примерах заказчиком выступают госкомпании. А как же частный бизнес?

– Дело в том, что основные вызовы сегодня стоят именно перед государством – в сфере систем безопасности и инфраструктурных проектов. Если мы хотим в короткие сроки модернизировать ВПК, внедрить инновации в городском хозяйстве, запустить высокоскоростные магистрали, построить арктический флот, нам нужны новые модели хозяйствования и интеллектуальный прорыв. Уверяю, как только здесь будут решены проблемы, бизнес быстро коммерциализирует эти решения и в других отраслях, выведет их на рынок. К примеру, если делается качественное покрытие для нужд «Водоканала», вскоре за аналогичным продуктом обращаются коммунальщики.

Другой пример: после того как мы разработали светофоры для РЖД, дорожно-строительная компания «Авангард» предложила попробовать поставить в эти светофоры датчики слежения и камеры безопасности, то есть создать новый инновационный прибор.

Гибельные инновации

– Что стало для вас наиболее трудоемким в процессе развития кластера?

– Безумно сложно переломить и свой консерватизм, и чужой. Приходится все время ломать устоявшиеся модели: в России люди привыкли выстраивать процессы последовательно, а не параллельно, и очень трудно научить их работе по модели бизнес-процессов. Особенно если задействованы вузы, научные учреждения, производства.

При последовательном подходе можно столкнуться с ситуацией, когда на начальной стадии один специалист выполнил свой этап работы, но туда закралась ошибка. Далее он передал «полуфабрикат» следующему сотруднику, который не смог увидеть ошибку коллеги, но свою работу выполнил правильно и передал деталь по цепочке. А конечный потребитель часто не может определить, на каком этапе произошел сбой. Поэтому крайне важно создание распределенного конструкторского бюро с элементами ИT-моделирования – сейчас это самое модное явление в мире. Это серьезный и весьма дорогостоящий программный продукт. Но, к сожалению, многие его блоки нужно писать в России, а это процесс дорогой и небыстрый. Но нам все равно рано или поздно придется его внедрять.

Такое бюро распределяет участки работы и зоны ответственности по всем направлениям – материаловедческому, металлообработки, конструкторскому – и из единого центра контролирует все процессы, проверяет качество работы на каждом этапе, чтобы ошибка, допущенная в начале, не «выстрелила» в конце. А элементы ИT-моделирования позволяют в разы сократить количество испытаний. Эти ИT-системы работают во всем мире. Когда начинают их внедрять здесь, то у людей, как говорится, «едет крыша». Безусловно, это непросто, но пройдя этот путь единожды, ты уже не понимаешь, как можно браться за работу, не смоделировав проект на компьютере. Конечно, не все, но основные ошибки можно увидеть уже на этом этапе.

– Вы данную технологию применяете?

– У нас с НИУ ИТМО есть несколько проектов, в рамках которых использован ряд элементов ИT-моделирования. Сначала основные процессы моделируются на компьютере, потом реализуются на практике, затем проводим имитационные испытания на компьютере, и только потом – «в поле».

– Подобные системы придется экспортировать с Запада?

– В России мало программных продуктов по моделированию. Мы приобретаем эти программы за рубежом, но в них необходимо привносить свои разработки. Большинство сложных инжиниринговых отечественных разработок уходит на Запад, где при производстве готового программного продукта специалисты закладывают свои решения, материалы и регламенты, а в наших условиях эти программы не работают.

Должны быть структуры, которые приобретают продукт за рубежом (к примеру, мы и НИУ ИТМО), а потом дают возможность входить в эти технологии другим заинтересованным предприятиям и кластерам. Если говорить о модернизации ВПК, на которую выделено 23 трлн рублей, то без такого подхода нам не обойтись. Придется все оцифровывать и анализировать, моделировать внештатные ситуации. Это сложно, но проще сделать все это в виртуальном пространстве, чем потом списывать убытки и нести потери из-за выхода техники из строя.

Сегодня мы вынуждены латать дыры в существующей инфраструктуре. Вставляем инновационные фрагменты, и хотя сама по себе инновация может быть лучше базовой системы, вопрос в том, встроится она органично или повлияет на всю конструкцию губительно. Если мы модернизируем старый эскалатор, турбину или что-то еще, то придется старый проект оцифровывать, внедрять инновации и в результате оценивать, как реагирует на них система.

– Какой должна быть подготовка специалистов, чтобы оценить смоделированный проект целиком с учетом межотраслевых процессов? Инновационный прорыв невозможен без соответствующих кадров. Они есть?

– Мы привыкли ругать высшую школу как слишком неповоротливую, качество подготовки кадров. Все это так – и не так. Действительно, объяснить цели и задачи разработок и услышать отклик в вузах предпринимателю бывает очень тяжело. В чем сила НИУ ИТМО? Он – один из немногих инициаторов создания Ассоциации предпринимательских университетов России. Идеология проекта в том, что выпускник автоматически является предпринимателем, будь то ученый или инженер. Университет этот подход реализует на практике. Необходимо, чтобы уже с третьего курса на базовую для кластера кафедру приходили студенты и работали над НИОКР, которые он заказывает. Таким образом они уже вовлечены в реальный процесс, создают себе рабочее место на будущее и к приобретаемым в вузе знаниям и навыкам относятся по-другому. Такой человек будет требовательнее к качеству преподавания: ему не нужна оторванная от реальности теория – ему необходимо знать, как решить конкретную задачу на производстве.

Важно учитывать и межотраслевую специфику. Из университета можно привлечь химика, физика и математика, добавить к ним социолога, который будет выстраивать коммуникации, управленца и получить готовую команду для работы над проектом. Мы, например, рассматривая сейчас очередной проект, обратились в НИУ ИТМО и ФИНЭК, чтобы они сформировали для нас такую команду.

Каждый должен заработать

– С точки зрения рисков бизнесу целесообразно входить в инновационные проекты? Ведь существуют более устойчивые и понятные отрасли и технологии, где заработать проще.

– Риски есть, но они оправданны в плане рентабельности. Большой плюс кластерного подхода в том, что с серьезным багажом знаний возможен трансфер технологий из одной отрасли в другую. В ином случае любая инновационная разработка сейчас начинается с литературного обзора, потом следуют фундаментальные и прикладные исследования, разработка технологии, испытания. А если все данные есть в информационной платформе, создана необходимая инфраструктура, есть специалисты в университетах, которые могут «участвовать мозгами», есть подготовленные под этот проект кадры и продвинутый заказчик, который знает, что ты выполнишь заказ быстрее и дешевле, чем в целом по рынку, и не менее качественно, то это существенно удешевляет и сокращает процесс.

Конечно, без субсидирования из федерального и регионального бюджетов не обойтись. Кроме того, необходим грамотный финансовый партнер в лице банка. Если в проекте участвует государство, кредитная организация охотнее предоставляет финансирование, а поставщики оборудования легче идут на отсрочки платежей. Когда разделяются риски и коммуникации всех заинтересованных сторон выстраиваются в понятную модель, можно производить уникальные вещи.

– Насколько вероятен конфликт интересов между предприятиями внутри кластера? Ведь каждый хочет заработать больше.

– Эффективность сотрудничества в кластере основывается на том, что мы вместе – в рамках единой технологической платформы, центров компетенций, которые мы создали, – решаем задачу, поставленную глобальным заказчиком. Может быть доминирующий игрок, но я как участник цепочки должен понимать, что мои знания и компетенции полностью использованы и конечный результат гарантирован. Мне нужно точно знать, что в проекте, реализуемом предприятиями кластера, я получу свою прибыль, которая будет больше, чем если просто обратиться к стороннему подрядчику. Мы должны быть единомышленниками, сложить все компетенции, финансовые ресурсы, понимая, сколько каждый потратит и заработает. Мы соратники, а не соперники, которые друг из друга «выколачивают» деньги.

Еще раз повторю: необходимо софинансирование. Государство, выделяя средства, получает возврат в виде налогов и выступает катализатором развития рынка. Предприниматель, вкладывая инвестиции, должен окупить инфраструктуру и распределить эти деньги по рынку, чтобы заработать. Вуз, получая финансирование на НИОКР, должен также вложить и свои деньги, а потом продать разработку в России или за рубежом. Все должны друг на друге зарабатывать. Но не банально перепродавая устаревший продукт, а модернизируя его и таким образом обогащая друг друга.

– В нынешних условиях реально совершить инновационный рывок?

– Мы его уже совершаем: открываем Центр оптических технологий и точного литья, в течение пяти лет сотрудничаем с РЖД, «Водоканалом», ЦНИИ имени А.Н. Крылова. Но если проектов, аналогичных нашему, на рынке будет только два-три и не сформируется воронка потребностей и предложений, то через год мы будем кричать: «Эй, заказчики, вузы, бизнес, где вы?!» Если среда и система не дают новых идей и проблемы не решаются инновационными методами, а происходит банальное латание дыр, то продвинутые предприятия оказываются невостребованными.

Пока у нас есть три прогрессивных заказчика и администрация Санкт-Петербурга стимулирует процесс, субсидируя проекты в рамках программы «Наука. Промышленность. Инновации». Но что будет через три-пять лет, неизвестно. Должны быть заказчики с рынка, но им нужен готовый уникальный продукт. А если я, например, создал инновационный электронный элемент, но не вижу, кто на рынке сможет разработать соответствующего уровня корпус, оптику, дизайн, мой уникальный продукт не будет так упакован, чтобы стать прорывным и заинтересовать покупателя. Очень важно, чтобы центры компетенций, технологические платформы, инновационные инфраструктуры создавались во многих кластерах. Только тогда можно будет говорить о глобальном прорыве на уровне страны.    

Санкт-Петербург, 2012г.

http://expert.ru/northwest/2012/38/vsyo-naoborot/

 
Продукция
Изготовление пресс-форм
ремонт пресс-форм
 
Литье в силиконовые формы
Прототипирование изделий
 
НОВИНКА! Пистолет-распылитель
НОВИНКА! Термораспылитель для нанесения покрытий
Продажа инструментального оборудования
Продажа однопоточных пластинчатых насосов
Продажа сосудов Дьюара
Продажа шестерённых насосов
 
НОВИНКА!!! Емкость техническая 70 л
Оптические и светотехнические изделия: линзы, сегменты для светофоров, детали для габаритных фонарей автомобилей из термопластов
Тара и упаковка из термопластов
Технические изделия: электротехнические коробки, дюбеля, кронштейны, втулки, колодки из термопластов
Корпусные изделия для бытовой техники из термопластов
Изделия для ВПК: изоляторы, индивидуальная аптечка, шпенек, шайба для крепления войлочной теплоизоляции из термопластов
Товары народного потребления (ТНП) из термопластов
Прайс-лист изделий из термопластов
Литьё на давальческих пресс-формах
 
Литье под давлением
 
Пластины, стержни, кольца и втулки из фторопласта 4 и из композиций на основе фторопласта
Уплотнительные материалы из фторопласта 4Д: лента и жгут ФУМ
Трубки электроизоляционные и напорные из фторопласта 4Д
Трубы из фторопласта 4Д
Строганая лента из фторопласта 4 Д и из композиций на основе фторопласта
Кубики из фторопласта 4Д
Пористый уплотнительный жгут «Компласт» из фторопласта
Изделия точного размера из фторопласта 4А
О фторопласте
 
Клавишные модули
Электротехнические изделия из реактопластов
Фурнитура для посуды из реактопластов
Переработка реактопластов
Прайс-лист изделий из реактопластов
 
Прокладки-амортизаторы для стрелочных переводов
Шумогасящие вкладыши из резины
Сайлентблоки, подушка дизеля из резины
 
Высокопрочные изделия из СВМПЭ
Прессованные пластины из СВМПЭ
Экструзионные заготовки: стержни, трубы, кольца, втулки
Поддерживающие ролики транспортёрных лент из СВМПЭ
Накладки на скребок транспортёрной ленты
Детали тележки грузового вагона (фрикционные, антифрикционные детали)
Детали тележки пассажирского вагона (антифрикционные детали)
Вкладыш опорного скользуна надрессорной балки тележки пассажирского вагона
Детали изолирующих стыков для рельсов типа Р65
Прайс-лист изделий из СВМПЭ
 
Покрытия из сверхвысокомолекулярного полиэтилена на металл и бетон. Газопламенное напыление
Нанесение покрытий из вспененного полиуретана
 
 
   1932 - 2009 Полимерный кластер | Санкт-Петербург, Смолячкова, 4/2 | Тел. +7 812 542 15 21, т/ф +7 812 542 71 48 assistant@kp-plant.ru | При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна
   Создание сайта DVA Braindoors company